Нпвс список

Нпвс список

За последние 30 лет количество НВПС значительно возросло и в настоящее время данная группа насчитывает большое число лекарственных средств, отличающихся по химической структуре, особенностям действия и применения (табл. 1).

Таблица 1 

КЛАССИФИКАЦИЯ НПВС 

(по химической структуре и активности)

группа — НПВС с выраженной противовоспалительной активностью

(Насонов  Е.Л.; 2003)

Салицилаты

а) ацетилированные: 

— ацетилсалициловая кислота (АСК) — (аспирин); 

— лизинмоноацетилсалицилат (аспизол, ласпал);

б) неацетилированные:

— салицилат натрия;

— холинсалицилат (сахол);

— салициламид;

— долобид (дифлунизал);

— дисалцид;

— трилисат.

Пиразолидины

— азапропазон (реймокс); 

— клофезон;

— фенилбутазон (бутадион);

— оксифенилбутазон.

Производные индолуксусной кислоты

— индометацин (метиндол); 

— сулиндак (клинорил);

— этодалак (лодин);

Производные фенилуксусной кислоты

— диклофенак натрия (ортофен, вольтарен); 

— диклофенак калия (вольтарен – рапид);

— фентиазак (донорест);

— лоназалак кальция (ирритен).

Оксикамы

— пироксикам (роксикам); 

— теноксикам (теноктин);

— мелоксикам (мовалис);

— лорноксикам (ксефокам)

Производные пропионовой кислоты

— ибупрофен (бруфен, нурофен, солпафлекс); 

— напроксен (напросин);

— натриевая соль напроксена (апранакс);

— кетопрофен (кнавон, профенид, орувель);

— флурбипрофен (флугалин);

— фенопрофен (фенопрон);

— фенбуфен (ледерлен);

— тиапрофеновая кислота (сургам)

Некислотные производные

Алканоны

— набуметон (релифекс).

Производные сульфонамида

— нимесулид (месулид);

— целебрекс (целекоксиб);

— рофекоксиб

II группа — НПВС со слабой противовоспалительной активностью

Производные антраниловой кислоты (фенаматы)

— мефенамовая кислота (помстал); 

— меклофенамовая кислота (мекломет);

— нифлумовая кислота (доналгин, нифлурил);

— морнифлумат (нифлурил);

— толфенамовая кислота (клотам).

Пиразолоны

— метамизол (анальгин); 

— аминофеназон (амидопирин);

— пропифеназон.

Производные парааминофенола

— фенацетин; 

— парацетамол.

Производные гетероарилуксусной кислоты 

— кеторолак; 

— толметин (толектин).

Разные

— проквуазон (биаризон); 

— бензидамин (тантум);

— нимесулид (месулид);

— целебрекс (целекоксиб).

 

КЛАССИФИКАЦИЯ НПВС

(по продолжительности действия)

1. Короткого действия (Т1/2 = 2-8 часов):

— ибупрофен; кетопрофен; индометацин; фенопрофен;

— вольтарен; фенаматы;

— толметин;

2. Средней продолжительности действия (Т1/2 =10-20 часов):

— напроксен;

— сулиндак;

— дифлюнизал;

3. Длительного действия (Т1/2 = 24 и более часов):

— оксикамы;

— фенилбутазон.

ФАРМАКОДИНАМИКА НПВС

С клинической точки зрения для всех НПВС характерно ряд общих черт:

1. Неспецифичность противовоспалительного эффекта, т.е. тормозящее влияние на любой воспалительный процесс независимо от его этиологических и нозологических особенностей.

2. Сочетание противовоспалительного, болеутоляющего и жаропонижающего действий.

3. Относительно хорошая переносимость (что связано, по-видимому, с быстрым выведением из организма).

4. Тормозящее влияние на агрегацию тромбоцитов.

5. Связывание с альбуминами сыворотки, причем между различными лекарственными средствами существует конкуренция за места связывания. Это имеет существенное значение, поскольку с одной стороны, несвязанные лекарства быстро выводятся из организма и не оказывают дополнительного действия, а с другой стороны, освобожденные из связи с альбумином лекарственные средства, могут создать необычно высокую концентрацию и вызвать побочные эффекты.

Основные узловые механизмы универсальны для большинства препаратов, хотя различная их химическая структура предполагает преимущественное воздействие на какие-то определенные процессы. Кроме того, большинство механизмов, перечисленных ниже, является многокомпонентными, т.е. в рамках каждого из них однотипное влияние разных групп лекарств может реализоваться неодинаковыми путями.

В действии НПВС выделяют следующие узловые звенья:

1. Предупреждение повреждения клеточных структур, уменьшение проницаемости капилляров, наиболее отчетливо ограничивающее экссудативные проявления воспалительного процесса (торможение перекисного окисления липидов, стабилизация лизосомальных мембран, препятствующая выходу в цитоплазму и во внеклеточное пространство лизосомальных гидролаз, способных разрушать протеогликаны, коллаген, хрящевую ткань).

2. Снижение интенсивности биологического окисления, фосфорилирования и гликолиза. Это приводит к торможению выработки макроэргов, необходимых для биосинтеза веществ, транспорта жидкости и ионов металлов через клеточную мембрану, и для многих других процессов, играющих важную роль в патогенезе воспаления (снижение энергообеспечения воспалительной реакции). Кроме того, влияние на тканевое дыхание и гликолиз изменяет пластический обмен, т.к. промежуточные продукты окисления и гликолитических превращений субстратов служат строительным материалом для различных синтетических реакций (например, биосинтез кининов, мукополисахаридов, иммуноглобулинов).

3. Торможение синтеза или инактивация медиаторов воспаления (гистамин, серотонин, брадикинин, лимфокины, простагландины, факторы комплемента и другие, неспецифические эндогенные, повреждающие факторы). 

4. Модификация субстрата воспаления, т.е. некоторое изменение молекулярной конфигурации тканевых компонентов, препятствующее вступлению их в реакцию с повреждающими факторами.

5. Цитостатическое действие, приводящее к торможению пролиферативной фазы воспаления и уменьшению поствоспалительной фазы склеротического процесса.

6. Торможение продукции ревматоидного фактора у больных ревматоидным артритом.

7. Нарушение проведения болевых импульсов в спинном мозге (метамизол). 

8. Тормозящее влияние на гемокоагуляцию (прежде всего на угнетение агрегации тромбоцитов), оказывается дополнительным, вторичным фактором противовоспалительного эффекта: уменьшение интенсивности свертывания в капиллярах воспаленных областей препятствует нарушению микроциркуляции.

МЕХАНИЗМЫ ДЕЙСТВИЯ НПВС

Несомненно, наиболее важным механизмом действия НПВС является способность ингибировать ЦОГ — фермент, катализирующий превращение свободных полиненасыщенных жирных кислот (например, арахидоновой) в простагландины (ПГ), а также другие эйкозаноиды — тромбоксаны (ТрА2) и простациклин (ПГ-I2) (рис. 1). Доказано, что простагландины имеют разностороннюю биологическую активность: 

МЕТАБОЛИЗМ АРАХИДОНОВОЙ КИСЛОТЫ

ФОСФО

ЛИПИДЫ

ФОСФОЛИПАЗА А2

АРАХИДОНОВАЯ 

КИСЛОТА

ЦОГ-1, ЦОГ-2

ЛИПОКСИГЕНАЗА

ПРОСТАЦИКЛИН

ЛЕЙКОТРИЕНЫ

ДРУГИЕ ПРОСТАГЛАНДИНЫ

ТРОМБОКСАН

       Рис.1. Метаболизм арахидоновой кислоты.        

а) являются медиаторами воспалительной реакции: они накапливаются в очаге воспаления и вызывают локальное расширение сосудов, отёк, экссудацию, миграцию лейкоцитов и другие эффекты (в основном ПГ-Е2 и ПГ-I2); 

б) сенсибилизируют рецепторы к медиаторам боли (гистамину, брадикинину) и механическим воздействиям, понижая порог чувствительности;

в) повышают чувствительность гипоталамических центров терморегуляции к действию эндогенных пирогенов (интерлейкина-1 и др.), образующихся в организме под влиянием микробов, вирусов, токсинов (главным образом ПГ-Е2);

г) играют важную физиологическую роль в защите слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта (увеличение секреции слизи и щёлочи; сохранение целостности эндотелиальных клеток внутри микрососудов слизистой оболочки, способствующее поддержанию кровотока в слизистой; сохранение целостности гранулоцитов и, таким образом, сохранение структурной целостности слизистой оболочки);

д) влияют на функцию почек: вызывают вазодилатацию, поддерживают почечный кровоток и скорость клубочковой фильтрации, повышают высвобождение ренина, выделение натрия и воды, участвуют в гомеостазе калия.

Существует, как минимум, два изофермента циклооксигеназы, которые ингибируются НПВС (рис. 2). Первый изофермент — ЦОГ-1 — контролирует выработку ПГ, регулирующих целостность слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, функцию тромбоцитов и почечный кровоток, а второй изофермент — ЦОГ-2 — участвует в синтезе ПГ при воспалении. Причём ЦОГ-2 в нормальных условиях отсутствует, а образуется под действием некоторых тканевых факторов, инициирующих воспалительную реакцию (цитокины и другие). В связи с этим предполагается, что противовоспалительное действие НПВС обусловлено ингибированием ЦОГ-2, а их нежелательные реакции — ингибированием ЦОГ-1. 

В последнее время проведены дополнительные исследования ЦОГ-2 и установлено, что провоспалительная активность может быть присуща ЦОГ-2, а противовоспалительные свойства – третьему изомеру ЦОГ-ЦОГ-3. Подобно другим ферментам ЦОГ, ЦОГ-3 тоже участвует в синтезе простагландинов и играет роль в развитии боли и лихорадки. Однако, в отличие от ЦОГ-1 и ЦОГ-2, ЦОГ-3 не принимает участие в развитии воспаления. Активность ЦОГ-3 ингибируется парацетамолом, который оказывает слабое влияние на ЦОГ-1 и ЦОГ-2. Однако следует заметить, что ЦОГ-3 обнаружен в тканях экспериментальных животных и существование данной изоформы ЦОГ в организме человека требует доказательства, как и требует дальнейшего изучения и доказательства, связанной с ингибированием ЦОГ-3 механизм действия парацетамола.

Соотношение активности НПВС в плане блокирования ЦОГ-1/ЦОГ-2 позволяет судить об их потенциальной токсичности. Чем меньше эта величина, тем более селективно лекарственное средство в отношении ЦОГ-2 и, тем самым, менее токсично. Например, для мелоксикама она составляет 0,33, диклофенака — 2,2, теноксикама — 15, пироксикама — 33, индометацина — 107.

Данные свидетельствуют о том, что НПВС не только угнетают циклооксигеназный метаболизм, но и активно влияют на синтез ПГ, связанный с мобилизацией Са++ в гладких мышцах. Так, бутадион, ингибирует превращения циклических эндоперекисей в простагландины Е2 и F2λ , а фенаматы кроме этого могут блокировать рецепцию этих веществ в тканях.

Важную роль в противовоспалительном действии НПВС играет их влияние на метаболизм и биоэффекты кининов. В терапевтических дозах индометацин, ортофен, напроксен, ибупрофен, ацетилсалициловая кислота (АСК) на 70-80% снижают образование брадикинина. В основе данного эффекта лежит способность НПВС оказывать неспецифическое ингибирование взаимодействия калликреина с высокомолекулярным кининогеном. НПВС вызывают химическую модификацию компонентов реакции кининогенеза, в результате чего из-за стерических препятствий нарушается комплементарное взаимодействие белковых молекул и не происходит эффективного гидролиза высокомолекулярного кининогена калликреином. Снижение образования брадикинина приводит к торможению активации λ-фосфорилазы, что ведет к уменьшению синтеза арахидоновой кислоты и, как следствие проявлению эффектов продуктов ее метаболизма.

Важной является способность НПВС блокировать взаимодействие брадикинина с тканевыми рецепторами, что приводит к восстановлению нарушенной микроциркуляции, уменьшению перерастяжения капилляров, снижению выхода жидкой части плазмы, ее белков, провоспалительных факторов и форменных элементов, что опосредованно влияет на развитие других фаз воспалительного процесса. Поскольку калликреин-кининовая система играет наиболее важную роль в развитии острых воспалительных реакций, то и наибольшая эффективность НПВС отмечается в ранних стадиях воспаления, при наличии выраженного экссудативного компонента.

Определенное значение в механизме противовоспалительного действия НПВС имеют ингибирование освобождения гистамина и серотонина, блокада тканевых реакций на эти биогенные амины, которые играют существенную роль в воспалительном процессе. Внутримолекулярное расстояние между реакционными центрами в молекуле антифлогистиков (соединений типа бутадиона) приближается к таковым в молекуле медиаторов воспаления (гистамина, серотонина). Это дает основание предположить возможность конкурентного взаимодействия упомянутых НПВС с рецепторами или ферментными системами, участвующими в процессах синтеза, высвобождения и превращения указанных веществ.

Как уже указывалось выше, НПВС обладают мембраностабилизирующим действием. Связываясь с G-белком в клеточной мембране, антифлогистики влияют на передачу через нее мембранных сигналов, подавляют транспорт анионов, влияют на биологические процессы, зависимые от общей подвижности мембранных липидов. Свое мембраностабилизирующее действие они реализуют путем повышения микровязкости мембран. Проникая через цитоплазматическую мембрану внутрь клетки, НПВС воздействуют также на функциональное состояние мембран клеточных структур, в частности лизосом и препятствуют провоспалительному эффекту гидролаз. Получены данные о количественных и качественных особенностях сродства отдельных препаратов к белковым и липидным компонентам биологических мембран, что может объяснить их мембранный эффект.

Одним из механизмов повреждения клеточных мембран является свободнорадикальное окисление. Свободные радикалы, образующиеся при перекисном окислении липидов (ПОЛ), играют важную роль в развитии воспаления. Поэтому угнетение НПВС перекисного окисления в мембранах можно рассматривать, как проявление их противовоспалительного действия. Одним из основных источников генерации свободных радикалов являются реакции метаболизма арахидоновой кислоты. Отдельные метаболиты её каскада вызывают накопление в очаге воспаления полиморфноядерных нейтрофилов и макрофагов, активация которых также сопровождается образованием свободных радикалов. НПВС, функционируя в качестве ловушек этих соединений, открывают возможность нового подхода к профилактике и терапии повреждений тканей, вызываемых свободными радикалами.

В последние годы значительное развитие получили исследования влияния НПВС на клеточные механизмы воспалительной реакции. НПВС уменьшают миграцию клеток в очаг воспаления и снижают их флогогенную активность, причем влияние на полиморфноядерные нейтрофилы коррелирует с угнетением липооксигеназного пути окисления арахидоновой кислоты. Этот альтернативный путь превращения арахидоновой кислоты ведет к образованию лейкотриенов (ЛТ), которые соответствуют всем критериям медиаторов воспаления. Беноксапрофен обладает способностью влиять на 5-липооксигеназу и блокировать синтез ЛТ. 

Менее изучено влияние НПВС на клеточные элементы поздней стадии воспаления — мононуклеарные клетки. Некоторые НПВС уменьшают миграцию моноцитов, продуцирующих свободные радикалы и вызывающих тканевую деструкцию. Хотя важная роль клеточных элементов в развитии воспалительной реакции и лечебном эффекте противовоспалительных средств несомненна, механизм действия НПВС на миграцию и функцию этих клеток ждет выяснения.

Существует предположение об освобождении НПВС естественных противовоспалительных веществ из комплекса с белками плазмы, которое исходит из способности этих лекарственных средств вытеснять лизин из связи с альбумином.

ОСНОВНЫЕ ЭФФЕКТЫ НПВС

Противовоспалительный эффект

Выраженность противовоспалительных свойств НПВС коррелирует со степенью ингибирования ЦОГ. Отмечен следующий порядок активности: меклофенамовая кислота, супрофен, индометацин, диклофенак, мефенамовая кислота, флуфенамовая кислота, напроксен, фенилбутазон, ацетилсалициловая кислота, ибупрофен.

НПВС подавляют преимущественно фазу экссудации. Наиболее мощные лекарственные средства (индометацин, диклофенак, фенилбутазон), действуют также на фазу пролиферации (уменьшая синтез коллагена и связанное с этим склерозирование тканей), но слабее, чем на экссудативную фазу. На фазу альтерации НПВС практически не влияют. По противовоспалительной активности НПВС уступают глюкокортикоидам, которые, ингибируя фермент фосфолипазу А2, тормозят метаболизм фосфолипидов и нарушают образование как простагландинов, так и лейкотриенов, также являющихся важнейшими медиаторами воспаления .

Распределение НПВС по степени выраженности противовоспалительной активности представлено в таблице 1. Среди НПВС первой группы наиболее мощной противовоспалительной активностью обладают индометацин и диклофенак, а наименьшей — ибупрофен.

Анальгезирующий эффект

Механизм анальгетического действия складывается из нескольких компонентов, каждый из которых может иметь самостоятельное значение.

Некоторые ПГ (Е2λ и F2λ) могут повышать чувствительность болевых рецепторов к физическим и химическим стимуляторам, например, к действию брадикинина, который в свою очередь способствует высвобождению ПГ из тканей. Таким образом, происходит взаимное усиление альгогенного действия. НПВС, блокируя синтез ПГ-Е2 и ПГ-F2λ , в сочетании с прямым антибрадикининовым действием, препятствуют проявлению альгогенного эффекта.

Хотя НПВС на болевые рецепторы не действуют, но, блокируя экссудацию, стабилизируя мембраны лизосом, они опосредованно снижают число чувствительных к химическим раздражителям рецепторов. Определенное значение придается влиянию этой группы лекарственных средств на таламические центры болевой чувствительности (локальная блокировка ПГ-Е2, F2λ в ЦНС), которое приводит к торможению проведения болевых импульсов к коре. По анальгетической активности диклофенак, индометацин в отношении воспаленных тканей не уступает активности наркотических анальгетиков, в отличие от которых, НПВС не влияют на способность ЦНС к суммации подпороговых раздражений.

Анальгезирующий эффект НПВС, в большей степени, проявляется при болях слабой и средней интенсивности, которые локализуются в мышцах, суставах, сухожилиях, нервных стволах, а также при головной или зубной боли. При сильных висцеральных болях, связанных с травмой, оперативным вмешательством, опухолью, большинство НПВС мало эффективны и уступают по силе анальгезирующего действия наркотическим анальгетикам. В ряде контролируемых исследований показана достаточно высокая анальгетическая активность диклофенака, кетеролака, кетопрофена, метамизола при коликах и послеоперационных болях. Эффективность НПВС при почечной колике, возникающей у больных мочекаменной болезнью, во многом связана с: торможением продукции ПГ-Е2 в почках, снижением почечного кровотока и образования мочи. Это ведёт к уменьшению давления в почечных лоханках и мочеточниках выше места обструкции и обеспечивает длительный анальгезирующий эффект. 

В соответствии с новой гипотезой, лечебный эффект НПВС может быть отчасти объяснен их стимулирующим влиянием на продукцию эндогенных регулирующих пептидов, обладающих анальгетическим влиянием (типа эндорфинов) и уменьшающих выраженность воспаления.

Преимуществом НПВС перед наркотическими анальгетиками является то, что они не угнетают дыхательный центр, не вызывают эйфорию и лекарственную зависимость, а при коликах имеет значение ещё то, что они не обладают спазмогенным действием.

Сравнение селективной анальгезирующей активности, по отношению к степени подавления синтеза простагландинов, показало, что некоторые НПВС с сильными анальгетическими свойствами являются слабыми ингибиторами синтеза простагландинов, и наоборот, другие НПВС, способные активно ингибировать синтез простагландинов, обладают слабыми анальгезирующими свойствами. Таким образом, имеет место диссоциация между анальгезирующей и противовоспалительной активностью НПВС. Этот феномен объясняется тем, что анальгетическое действие некоторых НПВС связано не только с подавлением центральных и периферических простагландинов, но и с влиянием на синтез и активность других нейроактивных веществ, играющих ключевую роль в восприятии болевого раздражения в ЦНС.

Наиболее хорошо изучено центральное противоболевое действие кетопрофена, которое обусловлено: 

— способностью быстро проникать через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ) благодаря исключительной жирорастворимости;

— способностью оказывать центральное воздействие на уровне задних столбов спинного мозга путём ингибирования деполяризации нейронов задних столбов; 

— способностью селективно блокировать рецепторы NMDA путём подавления деполяризации ионных каналов, оказывая, таким образом, прямое и быстрое действие на трансмиссию боли. Этот механизм обусловлен способностью кетопрофена стимулировать активность печёночного энзима триптофан-2,3-диоксигеназы, что непосредственным образом отражается на образовании кинуреновой кислоты — антагониста NMDA-рецепторов ЦНС; 

— способностью воздействовать на гетеротримерный G-протеин, меняя его конфигурацию путём её конкурентного замещения в зонах действия. G-протеин, находящийся в постсинаптической нейронной мембране, связывается с различными рецепторами, такими как нейрокинины (NK1, NK2, NK3) и рецепторами глутамата, облегчающими прохождение афферентных болевых сигналов через мембрану;

— способностью контролировать уровень некоторых нейротрансмиттеров, таких как серотонин (через влияния на G-протеин и предшественник серотонина 5-гидрокситриптамин), уменьшать выработку субстанции Р.

Попытки ранжировать НПВС по выраженности анальгезирующего эффекта проводятся достаточно давно, однако в связи с тем, что эффекты многих средств являются дозозависимыми, а единого стандарта по возможной оценке их эффективности при различных клинических состояниях до настоящего времени не существует, вопрос этот остаётся крайне сложным. Один из возможных путей его решения — обобщение данных различных публикаций опосредованно связанных друг с другом по отдельным лекарственным средствам. В результате такого исследования была выведена сравнительная характеристика анальгезирующего действия наиболее часто используемых в клинике НПВС: кеторолак 30 мг (кетопрофен 25 мг = ибупрофен 400 мг; флурбипрофен 50 мг) (АСК 650 мг = парацетамол 650 мг = фенопрофен 200 мг = напроксен 250 мг = этодолак 200 мг = диклофенак 50 мг = мефенамовая кислота 500 мг) набуметон 1000 мг.

Исходя из приведённых данных, можно отметить более высокую анальгезирующую активность дериватов пропионовой кислоты (кетопрофена, ибупрофена, флубипрофена). Наиболее мощный анальгезирующий эффект проявляет кеторолак (30 мг кеторолака, введённого внутримышечно, эквивалентны 12 мг морфина).

Жаропонижающий эффект

Пусковым звеном гипертермической реакции являются экзогенные пирогены (бактерии, вирусы, токсины, аллергены, медикаменты), которые, попадая в организм, влияют на тепловой центр гипоталамуса через посредство медиаторов лихорадки. Первым и наиболее важным является эндогенный пироген-низкомолекулярный белок, вырабатываемый лейкоцитами (моноцитами, макрофагами) после активации их лимфокинами. Эндогенный пироген является специфическим для лихорадки и действует на термочувствительные нейроны преоптической области гипоталамуса, где с участием серотонина индуцируется синтез ПГ-Е1, Е2.

Второй большой группой медиаторов лихорадки являются неспецифические, но весьма активные нейромедиаторы, выделяемые в мозге и обеспечивающие деятельность нейронов ядер гипоталамуса и других структур, организующих процессы переключения терморегуляции на более высокий уровень. К ним относятся ацетилхолин, серотонин, гистамин, ПГ-Е и другие нейромедиаторы. ПГ-Е, как ингибитор фосфодиэстеразы, вызывает накопление цАМФ в термочувствительных клетках, что способствует повышенному поступлению Са++ в клетки. Этот процесс ведет к повышению чувствительности клеток к ацетилхолину и увеличению их электрической активности. Возбуждение передается нервным клеткам заднего гипоталамуса, что приводит с одной стороны к интенсификации теплопродукции, а с другой — периферической вазоконстрикции и уменьшению теплоотдачи, что в целом ведет к лихорадке.

Сущность жаропонижающего действия НПВС сводится к торможению передачи возбуждения в ядрах гипоталамуса (что установлено электрофизиологически и биохимически). Электрофизиологически показано снижение потока импульсов с тепловых рецепторов и соответственно снижение «точки отсчета» этого параметра. Обнаружено выраженное тормозное влияние салицилатов на постсинаптический потенциал в разных отделах мозга. НПВС, ингибируя ПГ в гипоталамусе, уменьшают их влияние на цАМФ и блокируют весь каскад реакций, описанных выше, что приводит к увеличению теплоотдачи и уменьшению теплообразования. Поскольку в поддержании нормальной температуры тела ПГ не участвуют, НПВС не влияют на величину нормальной температуры, чем отличаются от «гипотермических» средств (хлорпромазин и другие). Исключение составляют амидопирин и фенацетин, которые обладают гипотермогенным действием.

Тормозящее действие НПВС на теплорегуляцию выражается также в снижении выделения клетками гипоталамуса серотонина, адреналина, ацетилхолина. Антипиретическое действие НПВС частично можно объяснить их ингибирующим влиянием на синтез в фагоцитах, моноцитах и ретикулоцитах эндогенных пирогенов и протеинов с молекулярной массой 10-20 тысяч.

Существует предположение, что жаропонижающее действие некоторых НПВС следует рассматривать как результат конкурентного антагонизма этих лекарственных средств и ПГ на гипоталамические рецепторы.

Антиагрегационный эффект  

При применении НПВС в качестве антиагрегантов следует учитывать, что различные лекарственные средства могут неодинаково влиять на агрегацию, из-за различий в характере ингибирования ЦОГ. По механизму взаимодействия с ЦОГ выделяют 3 группы НПВС:

1. Лекарственные средства, вызывающие медленное и обратимое конкурентное торможение фермента: индометацин, вольтарен.

2. Лекарственные средства, вызывающие медленное и необратимое ингибирование фермента: салицилаты.

3. Лекарственные средства, вызывающие быстрое обратимое и конкурентное торможение фермента: бруфен, напроксен, бутадион.

Эти данные, кроме теоретического интереса, имеют важное практическое значение. Известно, что после однократного приема АСК клинически значимое снижение агрегации тромбоцитов наблюдается в течение 48 часов и более. При использовании индометацина этот процесс происходит параллельно уменьшению концентрации лекарственного средства в крови. Объясняется это тем, что АСК необратимо ингибирует фермент путем его ацетилирования, и тромбоциты, в отличие от эндотелиоцитов, являясь безъядерными клетками, лишены способности синтезировать белки, в том числе ферментные.

Таким образом, синтез тромбоксана А2 восстанавливается только за счёт появления новых популяций тромбоцитов из костного мозга (продолжительность жизни тромбоцита 7 дней), в то время как исходный уровень простациклина восстанавливается по мере синтеза новых порций ЦОГ имеющимися эндотелиоцитами. В результате АСК вызывает сдвиг равновесия между тромбоксаном А2 и простациклином в пользу последнего, что приводит к снижению агрегации тромбоцитов.

Необходимо подчеркнуть, что лишь малые дозы АСК (50мг — 350 мг в сутки) «тонко», но отчётливо нарушают паритет эффектов тромбоксана А2 и простациклина. Высокие дозы АСК «грубо», неселективно угнетают синтез как тромбоксана А2, так и простациклина, при этом усиливая фибринолиз и уменьшая синтез фибриногена и витамин К — зависимых факторов свёртывания в печени. АСК не влияет на продолжительность жизни тромбоцитов.

При использовании обратимых ингибиторов ЦОГ (все НПВС, кроме салицилатов) по мере снижения их концентрации в крови наблюдается восстановление агрегационной способности циркулирующих тромбоцитов. 

Наряду с вышеуказанными свойствами НПВС обладают и рядом других эффектов.

Влияние на иммунную систему. Ряд НПВС (индометацин, бутадион, напроксен, ибупрофен) ингибируют трансформацию лимфоцитов (вызываемую различными антигенами) в связи с чем проявляется их некоторое иммунодепрессивное действие. Вторичное иммунодепрессивное действие определяется также:

— уменьшением капиллярной проницаемости, что затрудняет контакт иммунокомпетентных клеток с антигеном, антител с субстратом;

— стабилизацией лизосомальных мембран в макрофагах, что ограничивает расщепление плохо растворимых антигенов, необходимое для развития следующих этапов иммунной реакции.

Десенсибилизирующее действие развивается вследствие:

— уменьшения содержания ПГ-Е2 и лейкоцитов в очаге воспаления, что угнетает хемотаксис моноцитов;

— угнетения образования гидрогептанотреновой кислоты, что уменьшает хемотаксис Т-лимфоцитов, эозинофилов и полиморфноядерных лейкоцитов в очаге воспаления;

— торможения бласттрансформации лимфоцитов, для которой необходимы ПГ.



Источник: studfile.net


Добавить комментарий